Олег Скворцов: Современная игра должна стать быстрее

Печать
PDF

В субботу в Москве стартует предновогодний турнир «Щелкунчик».

Соревнование между опытными гроссмейстерами и молодыми российскими дарованиями уже второй год подряд проводят «Фонд поддержки шахматного творчества» и меценат Олег Скворцов. Об этом форуме, а также еще об одном детище Скворцова — супертурнире в Цюрихе — бизнесмен рассказал «СЭ».

ПРИНЦЫ ПРОТИВ КОРОЛЕЙ.

— Как появилась идея «Щелкунчика»?

— Всё начиналось в 2013 году с матча опытного Алексея Широва и юного Даниила Дубова. Через год благодаря помощи «Фонда поддержки шахматного творчества» и Аркадия Дворковича матч вырос в турнир «четыре на четыре», а сейчас мы с Председателем правления РШФ Марком Глуховским решили добавить еще вторую группу, где мальчикам 2002 — 2003 годов рождения будут противостоять девушки на два-три года старше.

В этом году за «Королей» выступят опытнейшие Борис Гельфанд, Петер Леко, Александр Морозевич и Евгений Наер. «Принцы» — Владислав Артемьев, Иван Букавшин, Михаил Антипов и Григорий Опарин. Думаю, матч пройдет в такой же упорной борьбе, как и в прошлый раз. В любом случае молодые российские шахматисты получат колоссальный опыт.

— В феврале следующего в Цюрихе состоится традиционный, уже пятый по счету, супертурнир Zurich Chess Challenge (ZCC). Организаторы предложили интересное новшество: контроль времени 40 минут до конца с добавлением 10 секунд на ход, при этом за вечер будут играться две партии…

— Эту идею мы с Кристианом Исслером (директором Цюрихского шахматного клуба. — Прим. «СЭ») начали обсуждать еще полтора года назад, сразу после турнира 2014 года. Многие болельщики, весьма неравнодушные к шахматам люди, говорили нам, что довольно утомительно находиться в зале 6 — 7 часов. Зрители выходят в холл, потом возвращаются и при этом порой пропускают поворотные моменты партий, не видя развития сюжета полностью. В шахматах неизбежно сокращение контроля времени — это важнейшая мера.

— Но ведь турнир в Цюрихе и при старом контроле проходил успешно. Зачемчто-то менять?

— Во время ZCC-2014 впервые в истории был заключен контракт на освещение шахматного турнира по телевидению. И когда мы с Исслером общались с телевизионщиками, комментаторами, экспертами и зрителями, то пришли к выводу, что во время трансляции возникают паузы, которые часто нечем заполнить. Например, если в партиях по полчаса ничего не происходит, то о чем говорить? Либо в конце тура осталась одна партия, и гроссмейстер долго думает в ситуации, которая всем уже надоела? Скучно на это смотреть!

— Новый контроль не приведет к росту числа ошибок?

— Возможно, ошибок станет больше. Через два месяца мы узнаем, так это или нет. Но, на мой взгляд, партии рапида в Цюрихе (с контролем всего лишь 15 минут плюс 10 секунд) были высокого уровня.

Наше предложение не отменяет многочасовые партии. Оно состоит в том, чтобы расширить рамки классики до партий, которые длятся 2 — 3 часа. Если кто-то хочет проводить турниры с обсчетом классического рейтинга с таким контролем, то пусть они получат это право. Тогда шахматы станут более привлекательными и для спонсоров, и для телевидения, и для интернета.

— Как гроссмейстеры отнеслись к новому формату?

— С интересом — им хочется попробовать. Желающих сыграть в турнире опять было очень много, несмотря на новые правила.

ЗА ПРАВО СЫГРАТЬ С КАРЛСЕНОМ НИКТО НЕ ДАЛ НИ ФУНТА.

— Только что закончилась серия Grand Chess Tour с участием почти всех сильнейших гроссмейстеров мира. Ваши впечатления?

— О самой серии можно рассуждать долго, но окончание последнего, лондонского турнира произвело удручающее впечатление. «Загнанных лошадей пристреливают»… Как можно было заставить одного из участников сыграть три напряженных нервных партии, а сразу после этого посадить его за стол с отдохнувшим чемпионом мира? Логичнее и справедливее в этом случае провести мини-турнир трех игроков, чтобы все были в равных условиях.

Вообще ситуация в шахматном мире довольно странная: помимо Grand Chess Tour есть ведь еще «Гран-при» ФИДЕ. Это две серии на одну и ту же тему, во многом — с одними и теми же участниками.

— Нынешняя система определения чемпиона мира удачна?

— Она громоздкая. И вообще непонятно: в следующем году мы будем иметь чемпиона по версии ФИДЕ или по версии компании «Агон», которой вроде бы принадлежат все права на проведение чемпионского цикла?

— Что имеет смысл оставить, что поменять?

— Я бы прежде всего сократил контроль времени для всех турниров. Нужна серия турниров, и ее победитель получает право на матч с чемпионом мира. Либо чемпион определяется в итоговом турнире, куда входят 6 — 8 игроков.

— Матч из какого числа партий? 12 — 16?

— Их может быть даже 24, как во времена Карпова с Каспаровым. С новым контролем можно играть по две партии в день, и весь матч будет продолжаться 2 — 2,5 недели.

— Олег, вы говорили раньше, что современным шахматам не хватает ярких личностей. За последние годы произошли определенные сдвиги?

— Думаю, что нет. Например, за несколько дней до старта турнира в Лондоне на ebay проводился аукцион за право сыграть с Карлсеном в одной команде (когда двое игроков делают ходы по очереди). Стартовая цена — 3 тысячи фунтов; за 25 тысяч можно было купить это право, не торгуясь. За три часа до окончания аукциона не было ни одного предложения!

Генеральный спонсор КФШ

Организаторы турнира

Партнеры турнира

Kak samomu postroit dom

Kopirajting